Электронный террор - тайные пытки граждан!
  Марина Х.о психотерроре в Москве
 


Пситеррор 2011 года в Москве

Марина Х. рассказывает о психотерроре в Москве.

Впервые с явлениями пситеррора я столкнулась в 2011 году. Как провели мы 40 дней со дня ухода моей мамы в мир иной, я наконец решилась поговорить с сестрой на тему мамы, т. к. мне не давали покоя странности, имевшие место в том, как сестра «вела» ее как пациентку, что не проводились с ней анализы ЭКГ — а ведь у мамы уже был инфаркт, и тяжелый, в 2004 году и тоже, скорая была вызвала крайне неохотно и в последний момент, под давлением самой мамы (со мной она эти вопросы не обсуждала и меня не слушала). А те исследования, который пару раз были — куда-то все «терялись». В общем, затеяв этот разговор с сестрой, я сорвалась на крик и оскорбления, пригрозила ей статьей УК (125). И тогда, на следующий же день начались странности. Исчезла банковская карточка, кто-то стал рыться в моих вещах, в моих шкафах и сумках, путать и пачкать вещи, не спускалась вода в туалете, забивалась раковина в ванной. Когда я вставала утром часов в 8, кухонная утварь — солонки ложки, крышки, и тп.) были сложены в странные цепочки и главное — сестра напрочь перестала со мной разговаривать. И я больше не могла с ней объсниться.

Я попробовала поговорить с ней, и даже извиниться за резкость, сказала, что люблю ее — безполезно, типа: «Как ты могла МЕНЯ искорбить? МЕНЯ назвать потенциальной уголовницей?» Я приходила вечером — в нашем опустевшем доме полная темень.

Меня охватил безотчетный страх, началась нейроциркулярная дистония (как определили медики): я стала худеть — и переехала пожить к брату по его приглашению. (Там никаких раскладок конечно же не было. Но было странно, что всякий раз, возвращаясь домой, чтобы что-то взять, я обнаруживала, что к моему визиту готовы: "
Меня «встречала» очередная композиция из вещей, намекавшая, что вскоре и я отправлюсь вслед за матерью.)

Я не понимала, что это, стала ходить не только по врачам из-за своих болячек — но и по психиатрам, спрашивая их, не сошла ли моя сестра с ума, и что мне тогда с ней делать. Одновременно, при виде этих всех дел, я  покрестилась в Православие, дабы поминать маму и просить за все у нее прощение, что не доглядела за ней, и молиться за ее упокой. т. к. только в Православии возможны молитвы и просьбы живых за усопших.


В первый же вечер после крещения, часов в 7
, я почувствовала странный приступ слабости и безволия, как-будто алкоголя напилась ( хотя не приняла ни единой капли — к алкоголю я вообще, равнодушна). (Позже, эти приступы повторялись, думаю, еще минимум 5-6 раз. Безо всяких видимых поводов.) Тогда же, поневоле, пришлось рассказать о происшедшем дома и  на работе. т. к. мое исхудание и какие-то иные моменты — были замечены руководством. В том числе я рассказала об этом и начальнику охраны.

Все эти странности продолжались буквально до дня нашего с сестрой разъезда, т. е. до 15 октября 2011 г. Когда мы с сестрой сдавали ту квартиру новым владельцам — сестра сказала, не помню в связи с чем, что , цитирую, «проблемы у тебя УЖЕ есть».

В первые пару дней после переезда
, меня, мою голову, при засыпании атаковали галограммы с гробиком матери, но после прочтения мной молитв — они исчезли. И долго больше не ничего такого не появлялось.

После я долго приходила в себя, активно лечилась от гастрита и т.п., постепенно успокоилась, стала набирать вес, и т. п., перезнакомилась с соседями — и мне стал нравиться мой новый образ жизни. Странно было лишь, что, стоило вспомнить и поговорить с кем-то о всей той ситуации с мамой и сестрой — как НА РАБОТЕ, на моем столе стали возникать на следующий день, замурзанные грязные шарикровые ручки и другие вещи черного цвета.

Один приятель уверял меня, что прослушки в моем доме и мобильников невозможны — слишком дорогое удовольствие, что мол никому я до такой степени не нужна. ….Такую же реакцию, в виде черных вещей, вызывали и мои посещения церкви, но не все, а те, когда я просила об освобождении от того темного мира, тех врагов, чье присутствие я чувствовала кожей, имелось где-то за моей спиной, в моей жизни. Стоило об этом попросить в церкви у Господа или у святого — и снова на столе черные преметы, указывающие на календарик с иконами, стоявший на рабочем месте. Намекали: мол, мы в курсе...
Я чистилась, читала молитвы за и от врагов — а нападки на мой стол и вещи (ручки и проч) на нем, на мою сменную обувь и т.п. — все усиливались (мы мол все видим).

Пситеррор 2016-2017 гг.

В апреле 2016 г. накануне переезда в отделе уборщица вошла к нам в комнату (но никто не обратил на нее внимания). Она взяла стул, села напротив меня и насупившись, исподлобья, и сверкая глазами смотрела на меня. Я не знала что и сказать. Она резко встала, и очень обиженно и презрительно отвернулась и отошла от меня.

В конце мая 2016 года началась открытая фаза пситеррора. В подъезд, в квартиру надо мной наискосок, номер 357 вносили компьютерные столы и стулья. Я пришла к выводу, что подставила меня на него та уборщица. Она или сталкерша, или сама псиоп, или с ними возможно связана. И их мои молитвы и свечи «дергали откатами». Внутри меня вдруг отчетливо, моим речевым аппаратом, моей памятью, зазвучали песни, на 90% из репертуара 70х годов, (типа «Оранжевое небо» (которую я сама не очень люблю). С утра до вечера мне спать не давали.

Я вспомнила все конфликтные ситуации с уборщицей и сестрой. Все, в которых была излишне резка. Я вслух дома громко объяснилась, пояснила, почему себя тогда-то и тогда-то так вела, попросила прощения у сестры и уборщицы, за то, в чем я была тогда не права. Искренне извинилась. По очереди. Сначала у сестры. Воздействие снизили. Потом у уборщицы. Еще немного снизили.

По моим наблюдениям, псиопят меня из нескольких мест. Т.к иногда звучат мелодии совершенно разнородные. Из одно места идут старые шлягеры, из другого — то, что я играла на фортепиано в детстве, или слушала, когда мы с мамой ходили в Большой театр на оперу. Возможно, классику транслирует кто-то из окружении сестры или даже она сама. т. е. меня переделывают, «делают чище»., поднимают во мне ту меня, которой я была в детстве, так что ли. А Православие, как было мне заявлено, это, как и курение, «грязь».

За нарушение их запретов — просто порой «опускают»: порылись в памяти, извлекли, что у меня с кем было, интим — и показывают, в деталях. Мне на сами ситуации плевать, все это было давно — но вторжение в голову порой ощущаю болезненно. Делались попытки изнасилования. Ухудшилась память и появилась рассеянность. Я теперь особенно не увлекаюсь одеждой, не до этого и плюс появилась постоянная сонливость. Если пытаюсь познакомиться, или даже близко общаюсь с мужчиной — опять казусы (звучит: Сергей-Валентин, подите вон!) и я могу в компьютере, в соцсети прочесть нежные слова, которые говорила ему. («Показала» мне эти слова как-то группа «Знахарь) — я тут же из нее вышла).

Или звоню кому-то, а внутри говорят — да он еврей! Делают плохое самочувствие, когда мысленно разговариваю с родителями, когда переделывала на себя материнские украшения, включают «режим» когда иду с этими целями к ювелиру - и от него, с готовыми изделиями.. В целом, транслируют мне, что я ведьма, а из моих соседей по лестничной клетке сделали пособников.

Еще — в районе места моего проживания, невдалеке от квартиры — на площадках между этажами — кучи старья, преимущественно черного цвета. На полу, на стене «начертаны» какие-то знаки-граффити; кучу черного барахла увенчивает портрет крокодила в рамочке.

(Наверное, символизирует как раз чистоту и то, к чему следует стремиться)

После визита ко мне целительницы в августе 16 г. начались проникновения в квартиру, а также ганг-сталкинг. От квартиры, далее в метро — и далее до входа в ВГТРК. И хотя в ВГТРК устроиться не так уж и легко - у нас сейчас идет активная стройка, и народ на строительство набирают. Так вот, на работе у меня я насчитала примерно около 5 сталкеров, в т.ч и в числе строителей, а также из числа технических, полутехнических служб. 

Вообще, помощь целителей — либо же церкви, например, после Причащения святых тайн — они через пару дней норовят это «обнулить» каким-то тяжелым страшным сном. Я рассказала о происходящем в церкве,и она заняла сочувственную позицию, даже посоветовали мне обратиться в Патриархию — но, думаю, это бесполезно.

Сталкеры сопровождают и в церковь. Вроде бы оно все затухать начало. Но, как начала интересоваться защитными товарами и активно комментировать, консультироваться на сайте, в т.ч. с Г.П., а также с и другими мишенями — началась активизация. Как начала сталкеров снимать телефоном — их стало поменьше, и они теперь на меня не так пялятся. Но - по-преждему рядом.

Т. е. когда я живу совсем тихо и ни с кем не общяюсь — то и их почти не слышно и не видно. Но человек так все время жить не может. Когда на свой собственный юбилей съездила к брату — они были весьма недовольны.

После общения с Аллой Б. — она попыталась определить, что у меня за вид воздействия и как воздействуют — они «пришли» в сон и пропели, хором «такой хорошенький барашек». Ничего другого я не расслышала из-за шума вентилятора. Потребовали, чтобы я прописала двоюродную сестру Наташу
, которая лечилась в псих-больнице и которая нелегка характером: живет отдельно от своих близких) — это я расслышала. «Цена возросла», заявили они.

Но, думаю, что это очередная «давильня», повод для воздействий на меня. Или способ проникновение ко мне в квартиру. Или же — для сестры это способ быть вовлеченной в дела родственников : Наташа по части псих-лечений слушается только ее. А то ей, сестре, не звонят, как раньше, при медицинских проблемах теперь обходятся своими навыками. И она как-бы в стороне. Хотя я желаю добра своей родной сестре и не утратила к ней родственных чувств — но вот, чтобы она начала ко мне ходить после того пси-террора, который был учинен мне на старой квартире — этого я бы не очень хотела. Пока и не готова к этому.

А когда одной из собеседниц назвала имя В. Колмычковой — и после этого мне почти сразу включили активный режим. Теперь они вообще, все чаще включают мне активный режим, на что я уже жаловалась, в т.ч. и с утра, во время работы, со всеми вытекающими самочувствиям и внешним видом; а также грозят, все время грозят пси-террором всем моим знакомым по жизни.

Угрозы типичные для пси-террористов: постоянные угрозы расправы надо мной лично, то грозят «повесить», то поменять пол (сделать мужчиной), то показывают орудия пыток при засыпании-просыпании: снят какие-то нехорошие сны, в которых я всегда остаюсь одна, без людей. Все женщины не хотели бы остаться одни, и в моем случае это педалируют. 

Если у кого какие есть заключения, или подсказки или предложения реальной помощи, может, - я для этого всегда открыта.






 
  Heute waren schon 28 посетителей (81 хитов) hier!  
 
=> Тебе нужна собственная страница в интернете? Тогда нажимай сюда! <=