Электронный террор - тайные пытки граждан!
  Убийство в Германии славян
 


Убийство в Германии моего дорогого и любимого мужа Сергея, отца двоих детей


 

В январе 2013 года началась массивная обработка моего мужа: его мозг облучали, жгли кожу с правой стороны, пытали и мучали по ночам и не давали совсем спать. 6 месяцев подряд муж не мог сомкнуть глаз, ни днем ни ночью, его запрограммировали немецкие, государственные убийцы на бессоницу, на невыносимые боли и на полное уничтожение.  

Когда муж обратился к своему врачу - терапевту с просьбой, помочь ему решить проблему с долговременной бессоницей и болями кожи с правой стороны, то врач Юрген Б. прописал мужу, не зная точного диагноза, лошадиную дозу морфия в комбинации с наркотиками. С января месяца 2013 года к мозгу мужа подключили аппарат- Лида, для его полного физического уничтожения. Аппарат Лида вызывает бессоницу, блокируя именно ту часть мозга, которая отвечает за сон. С января месяца 2013 года одновременно начались у мужа страшные боли в спине и боли под кожей.  

Мы не исключаем, что криминальные полицейские из полицейского участка Карлсруэ - Вальдштадт: Гаукенридер, Витт, Дуро и Хайхель после нападения и избиения нашего старшего сына палкой в сентябре 2012 года, решили отомстить нам за жалобы в Суд и применили на моем муже миллиметровые волны, которые повредили подкожный слой его кожи. Миллиметровые волны активируют ноцицепторы, болевые рецепторы. При активировании ноцицепторов возникает страшная сильная боль кожи, которая никакими средствами нельзя успокоить или убрать. Миллиметровые волны находятся в арсенале только военных и полиции Германии.
 


 

*Повреждающие раздражения воспринимают ноцицепторы — периферические сенсорные нейроны с аксоном и дендритами, активируемые повреждающими стимулами. Периферические нервные окончания ноцицепторов широко представлены в коже, подкожной клетчатке, надкостнице, суставах, мышцах, внутренних органах. Ноцицепторы могут быть активированы мощным механическим (укол, щипок, удар) или температурным стимулом (нагревание, охлаждение), а также действием альгогенов — химических соединений, вызывающих болевое ощущение в минимальных дозах. Ноцицепторы имеют неодинаковую чувствительность к термическим, механическим и химическим факторам. Часть ноцицепторов активируется исключительно на химические стимулы, другие — на механические и/или температурные действия.

Мы допускаем также, что ликвидация моего мужа нужна была и немецкой, фарма-медицинской мафии. Городские кожные клиники города Карлсруэ и Хайдельберга имели повод и серьезную причину на полное уничтожение моего мужа, как живого свидетеля и многолетнего подопытного. Они точно знали, что у моего мужа никогда никакого рака не было, а они его 10 лет использовали для тестирования на нем химических препаратов и смертельной химотерапии с цитостатикой, то им было просто необходимо избавиться от моего мужа, особенно после того, как они скассировали с больничной кассы 140.000 тысяч евро. Три цикла химотрапии обошлись больничной кассе за моего мужа 140.000 тысяч евро и больничная касса ИКК - Карлсруэ выплатила эту огромную сумму криминальным врачам клиники Хайдельберга без проблем.

После химии с цитостатикой, которую муж сам подписал (видимо врачи для того чтобы пациенты согласились на химию работают с ними с гипнозом), начались серьезные разрушения позвоночника, половой, сердечной, нервной и мочевой системы. Поэтому мы даже не можем против криминальных врачей клиники Хайдельберга подать иск в суд.

Массивные разрушения позвоночника начались также в январе 2013 года, позвонки отходили от позвоночника и катались под кожей. Муж кричал 6 месяцев подряд от страшных сильных болей и мучился от постоянной бессоницы, которая была ему индуцирована преступниками. Но что ни странно, у мужа был всегда хороший аппетит, он ездил до середины июня на машине, занимался бегом, ходил гулять. До мая месяца он еще работал полный день, ему было на работе легче переносить пытки и издевательства.  

Дома он не мог находиться полный день, его уничтожали ежеминутно немецкие садисты. После обращение в апреле месяце в клинику Хайдельберга, врачи - убийцы предложили мужу облучение костей, чтобы печень, которая якобы дала метостазы и полезла между позвонками, уйдет назад. Мы естественно от такой бредовой идеи отказались. Врачи в Хайдельберге не могли нам ясно ничего не обьяснить. Муж просил многократно врачей его тщательно обследовать, но никто не пошевелил и ухом, чтобы помочь моему мужу. Врачи – онкологи клиники Хайдельберг все время ссылались на обследования 2003 года. Все врачи – убийцы утверждали, что якобы у моего мужа был рак меланом и больше ничего не хотели слушать и знать и даже после обследования в русской клинике в Штутгарте в феврале 2013 года. Когда скенер подтвердил полностью, что у моего мужа никакого рака никогда не было и не могло быть. Мы поняли, что все 10 лет анализы крови и компьютерная тумография подделывались врачами - убийцами и подгонялись под рак кожи меланом. В 2009 году непонятно почему моего мужа сняли с учета и обьявили ему официально о том, что у него больше рака меланома нет. 

Видимо кому- то из врачей - убийц или надоело играть с нами или испугались разоблачения. Но в конце 2009 года снова якобы пошли метастазы у мужа в органы и завязалась новая игра с раком. Кому - то понадобились снова большие деньги особенно когда появилась цитостатика за 140.000 тысяч евро.  

Еще интересные моменты были на лицо: на лечении у русских врачей мужу было просто хорошо и ничего не болело и в машине за рулем по дороге домой также, но когда мы приезжали домой и он ложился отдохнуть, то боли под кожей возникали снова и усиливались к ночи до невыносимых. Видимо в доме у нас преступники вмонтировали камеру наблюдения или из квартир соседей и уничтожали мужа на расстоянии.  

С января по июль преступники вызывали у мужа 18 раз коллапс. И 18 раз он снова возвращался к жизни после того, как я ему сделала искусственное дыхание и вытаскивала на террассу. Ему не хватало воздуха и он начинал задыхаться. В этот момент преступники массивно облучали легкие и бронхи мужа и он сильно начинал сильно кашлять. Однажды, когда мы ехали закупаться в город, муж начал умирать прямо в машине за рулем и стал терять сознание. Он не мог нормально дышать и сказал мне что он умирает! Не знаю как но он успел затормозить машину. И мы остановились около магазина. Я вытащила его из машины и положила на заднее сиденье. Когда хотела вызывать родных, чтобы нас увезли домой, он сразу пришел в себя, вскочил и как - будто ничего и не было сказал мне, что поедет сам и что у него приступ уже прошел. Нам преступники не давали покоя все 6 месяцев. Убийство моего мужа было спланировано заранее и приведено в исполнение 25 июня 2013 года. Мужа убивали 5 июня – на мой день рожденья. Но я его снова привела в чувства и он снова пришел в себя. И еще в этот день неожиданно приехал в гости к нам младший сын с подругой, чтобы меня поздравить с днем рождения и поэтому при свидетелях смертельные аттаки прекратились в один миг сами по себе. 

12 июня муж стал вдруг снова задыхаться и у него появились в брюшной полости и в ногах сильные отеки. Мы пригласили тогда к нам Урса, который восстановил за несколько минут мужу дыхание. Вода тоже стала медленно убывать. Пока Урс был у нас , мой муж почуствовал себя снова хорошо и радовался очень, что ему стало лучше. Когда Урс уехал, то преступники снова взялись уничтожать моего мужа. Днем 13 июня мы поехали в больницу, чтобы моему мужу врачи откачали воду. Видимо домашний врач - убийца Юрген Бартлевский договорился с криминальными врачами городской клиники и поэтому он моего мужа отправил именно в эту клинику. Там нас уже и ждали. Когда я сидела в коридоре и ждала пока осмотрят мужа, я услышала случайно и увидела следующее: Одна врач при полуоткрытой двери сказала: « Сегодня наши коллеги полицейские плохо работают, нет пациентов ни с травмами, ни пострадавших после автоаварий!» 

А через 20 минут привезли женщину с разбитым носом и поврежденной коленкой. А еще через 30 минут привезли троих, пострадавших в автоаварии. Естественно я всех этих пострадавших и их родственников проинформировала о том, что услышала за дверью. После осмотра мужа, врачи сообщили нам, что у мужа разложилась часть печени и что операцию он не выдержит. Одним словом врачи в городской клинике мужа оперировать наотрез отказались. Был видимо дан приказ сверху, моего мужа уничтожить, как можно быстрее. В клинику муж пришел на своих собственных ногах, а уходили мы из клиники через 7 дней в смертельном состоянии. Через 2 дня мужа трудно было узнать: он похудел в клинике на 7 кг, перестал двигаться и даже не мог уже подниматься сам. Морфий с наркотиками и психофармака сделали свое дело. Не зная точного диагноза врач - убийца доктор городской клиники Вольфспергер прописал моему мужу морфий с наркотиками....и прсихофармаку без нашего разрешения. Мужу за неделю в клинике занесли еще и сепсис в кишечник. Что полностью подтверждают анализы крови. Психофармаку преступные врачи прописали и давали мужу тайно от нас , чтобы он с нами не мог контактировать. Когда санитар мне сказал, что мужу дают нейролептики, я поняла тогда, почему он когда мы его навещали все время спал или гнал нас домой и не хотел с нами разговаривать.  

Я и младший сын составили разговор с лечащим врачом и с главным врачом. Но нас никто снова не услышал и они просто проигнорировали все наши просьбы. Мне сказали оба преступных врача, что мой муж лежит в палате смертников и что ему уже никто не поможет. Они даже набрались наглости сообщить мне, что муж через 2 дня умрет от почечной недостаточности. Про сепсис в кишечнике врачи - убийцы умолчали полностью. Все списывалось на инсценированный с 2003 года рак кожи. Мы тогда посоветовавшись с детьми и с родными, приняли решение забрать мужа домой и ухаживать за ним до последнего самим. Он хотел только домой и если умереть, то только дома. Перед выпиской домой, нас намучили почти до позднего вечера, не было скорой помощи и ни разу за весь день тяжелобольного мужа не покормили. Хорошо, что у нас были, вода, соки и фрукты с собой. Мужу перед выпиской поставили в полость живота дренаж для вывода жидкости. И я сама откачивала жидкость каждый день из полости живота. Мы с сыном ворочали его через 15 минут, 24 часа в сутки, у него отказали полностью ноги, так как в больнице ему кололи морфий с наркотиками под видом уколов от тромбоза огромными дозами. Мой муж не хотел умирать в 51 год, он хотел еще жить! Он хотел еще увидеть наших внуков и помочь младшему сыну доучиться. Он все время сожалел, что доверился врачам - убийцам в Хайдельберге и что сделал убийственную и совсем ему ненужную химотарапию с цитостатикой в августе месяце 2012 года. Перед смертью Сергей попросил меня и детей вынести правду в свет, чтобы как можно больше людей узнало об убийстве моего мужа и чтобы другие люди не доверяли свои жизни немецким врачам- убийцам. Еще очень странно, что моего мужа убили так же, как и мою тетю в 2010 году после того, как мы получили документы от больничной кассы на оформление пособия по уходу за тетей и за мужем. Совпадений таких не бывает! 

Находясь в клинике все неделю, услышав и увидев все собственными ушами и глазами, мне стало совсем понятно, почему преступники так торопились ликвидировать моего мужа. Они старались быстро замести следы многолетнего преступления. Поэтому лучевая мафия и полиция обработали миллиметровыми волнами его кожу и сожгли подкожный слой, вызвав сильные боли в правом боку, подключили его к системе Лида на бессоницу, облучали ему до последнего мозг, что привело к образованию воды в полости живота и в ногах, а врачи- убийцы городской клиники за 7 дней добили моего мужа морфием и наркотиками с нейролептиками. 

24 июня в ночь моему мужу стало плохо, ему повредили преступники мозг, вызвав тем самым кровоизлияние, он говорить не мог, только шептал и язык у него болтался. Мы с сыновьями переносили мужа то на пол, то снова на кровать через 15 минут, переворачивали с бока на бок, так как боли были невыносимыми. Наш родной человек умирал, а мы не могли для него ничего сделать, потому что против убийственной машины люди бессильны и защитить ни себя ни своих близких не могут. Мы, к нашему огромному сожалению, спасти уже Сергея не смогли! За 10 минут до смерти мой муж сказал нам с детьми, что он нас очень любит и вечно будет любить! 

И просил нас отпустить его! Меня он просил постоянно уйти, чтобы я его не видела таким слабым и умирающим. Он умирал в полном сознании. Но я не ушла, я разделила с ним эти страшные минуты и держала его руку в моих руках. Он видел мои слезы и страдал тоже от того, что он покидает нас. Мой муж умер у меня на руках, его сердце остановилось мгновенно и когда он уходил, то резко потянул мою руку вниз. В этот момент мой муж был такой беззащитный и ослабленный, а преступники били ему жестоко и безжалостно по почкам и в сердце. Когда все закончилось, мы с детьми кричали от невыносимой, страшной боли и от невозместимой потери! 

Нас в покое преступники тоже не оставили, пытки и издевательства продолжаются, телеком терроризирует нас ненужными письмами и звонками. Да тоже важно знать как немецкое окружение отреагировало на наше горе. Только одна немецкая семья выразила нам саболезнование. Остальные сделали вид, что ничего не произошло!!

Это означает, что остальные или связаны с преступниками или просто настолько плохо воспитаны и не имеют ничего святого. Нашим детям некоторые соседи смеялись в лицо и радовались смерти моего мужа! И это тоже относится видимо к современной немецкой культуре и к их очень низкому уровню развития!

Также был убит в феврале 2013 года по одной и той же схеме наш сосед из Москвы Андрей А.! Ему было всего 38 лет! У него остались молодая жена и 7 летний сын! Он тоже был славянин!! А сколько еще славян из России было уничтожено за 30 лет проживания в фашистской Германии, трудно себе даже представить!!!





 
  Heute waren schon 8 посетителей (97 хитов) hier!  
 
=> Тебе нужна собственная страница в интернете? Тогда нажимай сюда! <=