Электронный террор - тайные пытки граждан!
  Изменение социальных и ролевых функций
 

Программа, которая предполагает, в частности, "Изменение социальных и ролевых функций людей". Если учесть, какие потери несут от этого люди, семьи и которые теряют свою репутацию, социальное положение, деньги, имущество и как  рушатся социальные связи..., то все подходит, людей просто опускают на дно и превращают их или в растение или ломают им полностью жизнь - вот вам и изысканное изменение социальных и ролевых функций.  

Изменение социальных и ролевых функций людей

https://studfiles.net/preview/6707235/page:2/

— Волна чудовищного жара охватила его со всех сторон и крепко стиснула в объятиях. Ему показалось, что загорелись волосы. «Война, бомба!» — первая мысль, пришедшая ему в голову, была очень верной по своему существу (как выяснилось много позже). В марте 1983 года в Саратове было испытано знаменитое психотронное оружие. Но он не знал об этом. Он оглядел нерушимые стены, потолок, обои — сквозь волны плазмы, которые лизали его тело. — «Но где же огонь? Это лазер? Радиация? СВЧ? Что это?» — Он не поддавался панике несколько мгновений, пока не почувствовал, что от боли в горящей коже по всему телу и под волосами на голове он вот-вот потеряет сознание...

Вопреки правилам, мы не стали брать этот странный рассказ в кавычки. А надо бы. Но хотелось задеть читателя за живое, так, как в своё время были задеты и мы: слишком уж он, этот рассказ, выразителен! Ведь его герой, он же — Б.Э. Узунов, автор книги «Маги, магини», вышедшей в 1991 году в Обнинске (издательская фирма «Ирина-Ч»), впечатляюще — и в необычной художественной форме — передаёт переживания человека, неожиданно ставшего жертвой воздействия многим ещё неведомого, но тем не менее уже достаточно знаменитого психотронного оружия. Оружия, якобы, способного тайно, исподтишка управлять человеком, воздействовать на его психику, сознание, поведение, стремления, желания, внедряться в его самое сокровенное «Я», в самые интимные сферы его душевной жизни.

Так кто же он такой, этот Б.Э.Узунов — автор книги «Маги, магини»? Мы скорее всего так никогда и не узнали бы этого, если бы не старания нашего коллеги М.М. Богачихина, благодаря которым стало возможно издание той книги. Вот что сам Май Михайлович говорит об её авторе:

— Борис Энверович Узунов окончил Саратовский университет. Определённая нестандартность психики привела к невозможности удержаться на серьёзной работе, сохранить семью. Некоторое время назад он прислал мне рукопись для редактирования и издания и... исчез. Материал мне показался интересным, даже важным, поэтому были предприняты усилия для издания. Появится Борис — получит гонорар.

Слова эти были записаны 27 июня 1990 года. С тех пор Борис Энверович так и не объявился...

Судьба этого несомненно одарённого человека сложна и трагична. Причиной тому и явилось то, что М.М. Богачихин тактично назвал «определённой нестандартностью» его психики. Она, эта самая «нестандартность», отчётливо сквозит почти в каждой строке его столь же нестандартной книги, содержание которой в основном сводится к описанию страданий и мучений человека, подверженного необычным психовоздействиям. Источник этих странных, навязчивых, почти непреодолимых воздействий, как утверждает герой книги — некоторые из его недобрых знакомых (это маги, магини, экстрасенсы и телепаты), а также технические устройства — психотронные генераторы. Мало кто из окружающих всерьёз относится к подобным причинам страданий нашего героя. Наиболее решительно настроены врачи:

— Нам и так всё известно, не рассказывайте, — внушительно сказала ему женщина грозного и сурового вида. — Больным вечно кажется, что на них воздействуют, что они слышат голоса, их жгут, мучают и пытают, они постоянно от кого-то спасаются... В общем, — распорядилась она, — на вязки его!

Впечатление, остающееся по прочтении этой необычной книги, можно сравнить разве что с тем, что испытываешь при созерцании некоторых картин Гойи («Сон разума порождает чудовищ») или Чюрлёниса («Спокойствие»). Вот, к примеру, одно из суждений героя книги относительно воздействия, оказываемого на него экстрасенсами:

— Ровно год прошёл с тех пор, когда обжигающее облако скрутило меня в моей собственной квартире и жгло до тех пор, пока я не потерял сознание. Персональная атомная бомба. Когда сознание вернулось, всё повторилось сначала... Я тогда почти ничего не знал об экстрасенсах и не верил в них. Хотя и встречался — как понял позже — регулярно со многими из них и их окружением. Творцы игры, испытатели нового оружия, мастера его шлифовки...

Со временем герой книги приходит к выводу, что он попал под воздействие экстрасенсорных чар магини Вероники, великого мастера «астральных» битв:

— Она не шутила никогда. Ей-то в её годы с её жизнью терять было уже нечего. Она дралась молча, умело и беспощадно. Абсолютное оружие марсиан... (Так же молча, беспощадно и быстро она выжигала мозги намеченным ею жертвам, превращая их в тихих, покорных идиотов, толпу рабов, ждущих от неё порции энергии и приказов. В мыслящую капусту. Ей было всё равно. Главное — выжить в этом мире самой...).

Когда страдания стали невыносимыми, герой книги, не надеясь на милицию, обращается в госбезопасность. Но и там все, естественно, в сговоре:

— Видимо, это какое-то новое оружие. Но где же скрыться от него? Пойти бы в милицию или... Нет, там наверняка ничего не знают. Видимо, это испытания. Меня всё равно отправят в психушку. Значит, терять нечего и надо идти в комитет (...). — В комитете его встретил человек с улыбчивым лицом. Он попросил секретаря выйти. Достал из кармана пиджака какую-то «корочку» и сказал, сокрушённо повертев её в руках: «Это не СВЧ и не лазер. Это парапсихология. Вернитесь к Веронике, ведь вы её знаете, и не отлучайтесь от неё». — «При чём тут Вероника? И парапсихология — эта лженаука? Что за бред?» — Человек с корочкой печально улыбнулся: — «Не торопитесь в больницу. Эксперимент лишь начинается. У вас ведь мать, любимая... Останьтесь на воле. Вы нам очень пригодитесь». — «Скорее всего, вы меня уберёте». — «Что ж, ваше право... Вообще (он улыбнулся) в правильности суждений вам не откажешь». — Вежливо попрощался и лично провёл к выходу мимо ряда дверей кабинетов и стражи...

А вот как наш герой представляет себе картину секретных испытаний психотропного оружия и что из этого получилось:

— Что ж, начнём, Шеф? — помощник по-ковбойски лихо поднял трубку селектора: «Сектор один... один... Готовность А2... Омск... Новосибирск... Харьков... А2...»

Шеф лишь улыбнулся. Табло погасло. Вместо него вспыхнула большая карта северного полушария. Сейчас на ней горело три зелёных огонька. Ничто не дрогнуло. Абсолютная тишина.

«Сектор один, цель принял».

Один огонёк стал ритмически пульсировать, загорелся красным светом... Два других погасли. Тут же вспыхнули 4 других... Раздался голос из селектора:

— Сектор наблюдения. Включились Саратов... Горький... Свердловск...

— От Саратова ещё... идёт?.. Там что-то осталось? — изумился помощник.

— Многострадальный город, — иронически хмыкнул Шеф. — придётся и от нас вынести кое-что...

— Включаю сектор А-3! Цель! А-2-1! — И снова один из огней начал пульсировать, а 2-3 быстро погасли.

— Это и есть их «Ожерелье»... или как его обозвали наши... «Рубеж-1»? — шёпотом почему-то спросил его помощник.

— Видимо, да. Но нас интересуют резервные силы. Сейчас они зашевелятся, и мы их поймаем, — уверенно сказал второй. — Разве что китайские бонзы им помогут.

— Даосы, Шеф.

— Дьявольская терминология... Всё ж было проще...

— Хотелось бы видеть, что происходит ТАМ! — загадочно вздохнул первый.

— Так включи телевизор. Ничего особенного. Не ядерная атака. Мы слегка щекочем им нервы... И заодно кое-что выясняем...

...Утро обещало быть хорошим. Внезапно девочка, играющая в песочек, отложила лопаточку и запела песенку. Звонкий голосок выводил английские неприличные слова… Потом она бросила лопаточку и, неприлично вихляя бёдрами, побежала куда-то...

Толпа, стоящая на остановке, внезапно смутилась. Раздался звон стекла. Кто-то тащил сквозь витрину ящик с тускло блестящими бутылками. Две машины наскочили одна на другую и юзом улетели из поля зрения... Начинался хороший летний день.

Иногда воображение героя книги рисует картины явно апокалиптические. Один из фрагментов рассказанного так и назван, — «АПОКАЛИПСИС-88»:

— Ночь катила свои тяжёлые волны над городом, погружённым в её беспросветную мглу. Спали тысячи невест, не встретившихся со своими наречёнными, — уже чужими жёнами в чужих постелях. Спали их неродившиеся дети, чей набор генов ещё до рождения был признан социально вредным, спали поэты и мечтатели, превращённые в тихих роботов из низшего разряда, — тысячи и тысячи безнадёжно изломанных судеб спали, глотая порции гипнограмм или ожидая их, чтобы послушно шагнуть утром к станку, бездумно и безропотно прожить день и погрузиться в такой же беспросветный сон, встретив всё, что назначено теми, кому виднее, и ни в коем случае — ничего больше этого.

Как же понимать всё это — то, что столь пронзительно живописует Б.Э. Узунов? Что это: намёк на жестокую реальность или удивительно пророческий взгляд в будущее? Плод больного воображения или необычное видение столь волнующей темы? Нестандартная попытка её художественного осмысления?

Почти на все эти вопросы затруднительно дать какие-то сугубо однозначные ответы. Думается, правильнее было бы ответить на них так: и да, и нет. За одним, пожалуй, исключением: всё-таки то, что описывает Б.Э. Узунов, скорее можно соотнести с реальностью каких-то грядущих, а не нынешних дней (помимо чисто клинических мотивов — они были, есть и будут всегда). Ведь тот факт, что работы по созданию психотронного оружия ведутся, причём со всё возрастающей интенсивностью, уже никак нельзя отрицать. Это отнюдь не миф, не плод чьего-то больного воображения, и вовсе не досужие выдумки журналистов. Это — реальность, вокруг которой, правда, накручено изрядное количество мифов, вымыслов и заблуждений. И мы постарались понять и осмыслить эту реальность, вычленив её из хоровода подпитываемых ею же мифов.

Но так было не всегда. Вначале были мифы. А покоились они отнюдь не на пустом месте. Они, эти мифы, питались живыми соками действительности, воплощая в себе опыт и мудрость многих поколений людей, замечавших, что не всё так просто в мире общепринятых, устоявшихся представлений о потенциале человека, о его скрытых возможностях1. Ведь некоторые люди (правда, это бывало достаточно редко) проявляли такие способности, что оставалось либо изумляться, беспомощно разводя руками вместо объяснения, либо ссылаться на происки дьявола...

Известно, и простые жизненные наблюдения из века в век показывали, что некоторые особо одарённые люди могли — в значительной степени произвольно, по желанию — использовать свои необычные способности для решения самых разнообразных задач, жизненно важных для них самих, или их окружения: предсказывать будущее, «читать» настоящее и прошлое, вызывать «чудесные» исцеления, находить исчезнувших людей, пропавших животных, отыскивать потерянные вещи, обнаруживать подземные воды, руды, пустоты, а также решать другие столь же трудные задачи способами, противоречащими так называемому здравому смыслу.

То, что оставалось за пределами «здравого смысла», сохранялось в мифах, легендах, бывальщинах, в других жанрах фольклора. Мифотворчество, таким образом, вопреки желаниям тех, кто отрицал или отрицает стоящую за такими мифами паранормальную реальность, продолжало и продолжает выполнять свою ценную социальную функцию. Оно постоянно напоминает нам о том, что в человеке заключено нечто большее, чем мы обычно себе представляем — то, что принято считать божественной искрой. Если этот художественный образ перевести на язык науки, то можно говорить, в частности, и о необычных, скрытых, паранормальных, парапсихологических или пси-способностях человека. В основе же таких способностей лежат «непонятные», пока ещё необъяснённые биофизические явления или феномены2.

Из века в век встречались проницательные люди, задумывавшиеся над тем, какую же реальность отражают мифы о необычных способностях человека. Бывало, их размышления подкреплялись личным опытом владения подобными же способностями, либо наблюдениями над проявлением этих способностей со стороны других. И тогда они приходили к выводу, что считающиеся лишь досужими выдумками рассказы и мифы о необычных возможностях человека — отнюдь не бабушкины сказки! Это — отразившаяся в них реальность, лишь воплощённая в своеобразной художественной форме.

По мере взросления науки расширялся и круг исследователей необычных возможностей человеческой психики. Этот процесс заметно ускорился где-то с середины прошлого века. А в начале века нынешнего были предприняты первые серьёзные попытки использовать необычные способности человека, в военно-прикладных целях, в частности, в интересах разведки и связи. И почти одновременно — первые попытки создания технических аналогов этих способностей. С тех самых пор эта задача так и не снята с повестки дня...

За те десятилетия, что решается эта задача, очень многие связанные с её воплощением в жизнь события, в свою очередь, обросли дремучим лесом сказаний, мифов, легенд. Они, эти события, сами стали необычайно питательной средой для подобного мифотворчества. Но мифы, рождённые на этой основе, имеют одно очень существенное отличие от мифов, отражавших длящиеся из века в век наблюдения реальных случаев проявления необычных потенций человека. Мифы, связанные с обстоятельствами воплощения в жизнь идеи создания психотронного, «психофизического» или пси-оружия, замешаны — в лучшем случае — буквально на крупинках достоверной информации, а в подавляющем большинстве — на дезинформации (иногда невольной, чаще сознательной), на неясных слухах, на опасливых ожиданиях и даже на фантастических пророчествах. Отсюда — их незначительная, в ряде случаев, «познавательная» ценность. Они, эти мифы, отражали лишь один единственный элемент реальности, а именно, что работы по созданию пси-оружия всё же ведутся или, по крайней мере, стоят на повестке дня. Остальное, что содержится в этих мифах, как говорится, от лукавого...

К тому же в некоторых кругах как широкой, так и научной общественности сложилось упрощённое представление о самой проблеме необычных возможностей человека. Негативное отношение к проблеме возникло не без основания. Иногда оно вызывается легковерными и легкомысленными людьми. Свой вклад делают и невольно заблуждающиеся. Дурную славу создали и целители, точнее, те из них, кто без достаточных на то оснований пытаются решать подобные проблемные научные вопросы.

Совершенно искажённое понимание проблемы возникает у людей и под влиянием порою хлёстких, но некомпетентных, рассчитанных на коммерческий успех сообщений средств массовой информации. Настораживают учёных и несерьёзные выводы некоторых непосредственных исследователей проблемы, которые они иногда поспешно делают по результатам своих недостаточно строгих опытов и наблюдений. Всё это так или иначе мешает серьёзной работе над проблемой.

Вместе с тем исследования физических полей биологических объектов, в частности, человека, его биоэнергетики и биоинформатики — с одной стороны, и «непонятных» биофизических явлений — с другой, показывают научную состоятельность проблемы и требуют комплексного и более углублённого изучения этих двух областей знания в их взаимосвязи.

Что же касается проблемы «психофизического», психотронного или пси-оружия, то с нею связано несколько подходов и решений. Это, прежде всего, дистанционное влияние пси-одарённого оператора (экстрасенса) на другого человека с целью воздействия на его поведение и физиологические функции. Далее, существует возможность использования пси-способностей в интересах разведки и связи. Можно думать и о тех или иных способах искусственного усиления пси-способностей и даже о создании их технических аналогов — в виде, например, различного рода боевых психотронных устройств (генераторов). Есть и иные возможности, о которых мы скажем в своё время.

Процесс воплощения в жизнь идеи пси-оружия прошёл несколько этапов. На первом из них стремились использовать в военно-прикладных целях естественные пси-способности человека, дарованные ему от рождения или развитые тем или иным способом. Начало этапа теряется в седой старине, но интерес и внимание к таким возможностям сохраняются до сих пор. В целом такой способ использования необычных способностей человека в военных целях оказался не слишком-то продуктивным, что, в частности, связано с большой редкостью носителей этих способностей. Кроме того, даже самые выдающиеся экстрасенсы не всегда способны работать так, как от них требуется. Это мы знаем и на основании собственных экспериментальных исследований. Да и многие наши американские коллеги весьма скептически относятся к перспективе военно-прикладного использования естественных пси-феноменов. Так, например, известные парапсихологи США Р.Тарг и К.Харари писали в 1985 году, что значимость пси-феноменов как оружия мала, но важна для понимания того, что есть мы сами, и мира вокруг нас.

В то же самое время существует миф о буквально всесильном даре экстрасенов воздействовать на людей на расстоянии. Это не так: даже самые выдающиеся экстрасенсы, с которыми мы работали, отнюдь не всегда проявляли свои чудесные способности. Но проявляли. Однако эти способности нельзя переоценивать, и экстрасенсы сами об этом хорошо знают. Но многие люди, особенно те, кто находятся во власти мифа о всесилии экстрасенсов, впадают в ошибку, приписывая причину своих заболеваний и даже несчастий «плохому» воздействию со стороны какого-либо другого человека3. О подобной же ошибке очень хорошо говорят Р.Тарг и К.Харари: «Если вы всерьёз верите, что ЦРУ, ФБР или инопланетяне вмешиваются в ваши решения, мы настойчиво советуем вам найти опытного и симпатичного психолога-клинициста. Мы не имеем ни малейшего доказательства, что какой бы то ни было правительственный орган США — или Галактической федерации — проявляет какой-либо интерес или способность к парапсихологическому воздействию на чьё бы то ни было сознание. Но если вы сделали своим врагом беспринципного и невежественного экстрасенса, он может попробовать послать вам некие «плохие вибрации». Знаем ли мы, что такая вещь возможна? Нет, не знаем. Но не удивимся, узнав, что так оно и есть». То есть они не отрицают возможности посыла «плохими» экстрасенсами «плохих вибраций».

В действительности же вопрос о «плохом» воздействии, похоже, более сложен. До сих пор мы говорили об индивидуальном пси-воздействии, оказываемом экстрасенсом на какого-либо определённого человека. Но в последние годы в нашей стране получили распространение сеансы лечебно-оздоровительного воздействия экстрасенсов на массовую аудиторию. Таким сеансом может быть, например, непосредственное выступление экстрасенса перед массовой аудиторией, собравшейся, скажем, на стадионе, или выступление, опосредованное экраном телевизора. В последнем случае масштабы аудитории неизмеримо возрастают.

Практика показывает, что процесс экстрасенсорного воздействия значительно облегчается, когда используется некоторая «опорная» система коммуникации: телефонная связь, радиотрансляционная сеть или система телевизионного вещания. Но лишь очень немногие люди способны реализовывать сложные программы экстрасенсорного воздействия на массовую аудиторию с опорой на обычные каналы передачи информации. Наибольшую известность в этом отношении получили А.Кашпировский и А.Чумак.

У этого метода экстрасенсорного воздействия на население есть как сторонники, так и противники. Среди последних нельзя не назвать академика Н.П. Бехтереву и доктора психологических наук В.И. Лебедева. В своих выступлениях они справедливо говорят о необходимости критического подхода к оценке сеансов телевоздействия, призывают к осторожности, взвешенности при принятии решений относительно допустимости таких сеансов.

Своё мнение Н.П.Бехтерева, в частности, высказала на страницах третьего номера журнала «Наука и религия» за 1992 год. Наталья Петровна — внучка академика В.М. Бехтерева (1857-1927), о котором говорили, что строение и функции мозга лучше его знает только сам Бог. Наталья Петровна пошла по стопам своего знаменитого деда, она — один из крупнейших специалистов в отношении всего того, что касается мозга. При всём при том до недавнего времени проявляла весьма и весьма скептическое отношение к тем странным феноменам, что связаны с необычными способностями человека. Но... побывала в Болгарии у известной всему миру Ванги и на основании своего собственного опыта общения с нею заявила, что существуют всё-таки «подлинные ясновидящие, с большой надёжностью предсказывающие будущее, «видящие» не только прошлое, но и скрытое от глаз настоящее, проникающие в мысли другого человека». На вопрос о феномене А.Кашпировского Н.П. Бехтерева ответила, что он, конечно же, не шарлатан, хотя «многим жилось бы гораздо спокойнее, если бы все экстрасенсы оказались шарлатанами». Но при этом она упрекнула А.Кашпировского в том, что он всё-таки мало внимания уделял отрицательным результатам своих телевизионных сеансов.

Если беспристрастно суммировать мнения и сторонников, и противников сеансов подобных телевоздействий, то невольно придёшь к выводу о том, что и те, и другие всё-таки признают сам факт такого телевоздействия. Правда, одни из них основывают свой вывод на изучении положительных результатов, другие — на отрицательных, что в данном случае для нас не столь важно.

Но что действительно важно с точки зрения обсуждаемой в нашей книге проблемы, так это то, что телевизионные, да и любые массовые сеансы экстрасенсорного воздействия показывают реальную возможность объективно воздействовать на личность, в том числе и с опорой на существующие технические средства связи или передачи информации! А сам факт экстрасенсорного воздействия на массовую аудиторию, осуществляемого различными методами и по разным каналам, является объективным, доказанным и мировой, и отечественной практикой. При всём при том подобный метод воздействия на население таит в себе определённые потенциальные негативные возможности (например, усиления отрицательной компоненты такого воздействия или даже преобразования её в основную) влияния на большие массы людей, в том числе и с целью получения определённого негативного результата, то есть использования этого эффекта в качестве психотронного воздействия4.

До сих пор мы говорили о первом этапе процесса воплощения в жизнь идеи пси-оружия и незаметно перешли ко второму. В его ходе стали разрабатываться способы усиления естественных пси-способностей с помощью разного рода фармакологических, психотехнических, да и просто технических средств. И почти одновременно приступили к третьему этапу работ по созданию принципиально нового поколения психофизического оружия, основанного на техническом — аппаратурном, приборном — моделировании тех «непонятных» биофизических феноменов, что лежат в основе проявления человеком его необычных способностей. Третий этап был связан с созданием так называемых психотронных генераторов, и психотронного оружия — на их основе. Эти генераторы были названы психотронными по названию новой научной дисциплины — психотроники, в рамках которой сложились идеи, позволившие сформулировать задачу создания психотронных генераторов и теоретически обосновать пути её решения.

Возникновение психотроники как самостоятельной научной дисциплины следует отнести ко второй половине 70-х годов, хотя сам термин — психотроника — впервые был предложен в 1952 году. Фердинанд Клерк, «конструктор» термина, писал тогда в одном французском радиотехническом журнале: «Мы уже имеем электронику, стереотронику — что ещё не хватает? Можем предложить название «психотроника» для явлений, при которых энергия, произведённая в процессе мышления, и энергия, воспроизведённая импульсом воли человека и простым её средоточением, может в специальной аппаратуре заставить каплю воды в вакууме отклониться влево или вправо».

Термин психотроника был предложен в интересное время. Тогда, в самом начале 50-х годов, как в США, так и в Европе, в частности, во Франции, произошёл первый в послевоенные времена всплеск интереса к военно-прикладным аспектам парапсихологии. Термин парапсихология, хотя и был создан ещё в XIX веке, в современном его значении стал употребляться лишь с 1937 года — года выхода в свет первого номера «Журнала парапсихологии» (США). Конечно же, термин психотроника, как и электроника, звучит куда более привычно и понятно для людей, использующих военную терминологию, чем, например, термины парапсихология, психология и прочие «мирные» словообразования. Впрочем, вскоре о слове психотроника забыли.

О психотронике вспомнили во второй половине 60-х годов, но уже в новом, мирном значении этого слова. В 1967 году в Праге была создана чехословацкая группа психотропных исследований — «Координационная группа по исследованию проблем психотроники», которую возглавил невропатолог Ладислав Стухлик, сотрудник знаменитого К.Г. Юнга. Два симпозиума по психотронике, состоявшиеся в 1970 и в 1973 годах в Праге, способствовали дальнейшему её оформлению. В 1973 году была создана Международная ассоциация по исследованию проблем психотроники. Первое заседание Президиума Ассоциации состоялось в январе 1974 года в Праге. В нём также участвовали представители США (Ст.Криппнер и М.Ройек) и Франции (И.Дюплесси и Г.Ларше); проф. Г.А. Самойлов (МВД СССР) не смог принять участие по служебным обстоятельствам.

С 1973 года и по настоящее время проведено 8 международных конференций по психотронике. Они проходили в разных странах и городах мира. Председателем Ассоциации с момента её основания и до настоящего времени является доктор философии Зденек Рейдак (Чехословакия). В работе Ассоциации и проводимых ею конференциях принимают участие видные парапсихологи из многих стран мира. С самого начала большой интерес к деятельности Ассоциации проявляли специалисты США. Так, Ст.Криппнер рассказывал, что более 200 исследователей из США сообщили ему, что они непременно приняли бы участие в конференции 1973 года, если бы располагали информацией о её проведении.

В первые годы формирования психотроники высказывались порою прямо противоположные мнения о предмете её исследования. Утверждалось, что психотроника — это «кодовое название парапсихологии в Праге»; что это — бионика человека, новая ветвь парапсихологии — биоэнергетика, новая область физического знания и пр. Сейчас принято следующее предложенное З.Рейдаком определение психотроники: это междисциплинарная область научных знаний, которая изучает опосредованные сознанием и процессами восприятия дистантные взаимодействия между живыми организмами и окружающей средой. Психотроника, отмечает З.Рейдак, исследует энергетические и информационные проявления подобных дистантных взаимодействий и таким образом способствует пониманию до сих пор необъяснённых способностей человека, а также постижению живой материи и мира в целом.

З.Рейдак считает, что термин парапсихология, как и прежние названия этой области знаний — месмеризм, метапсихология, психические исследования — следует понимать как обозначение определённых этапов развития. Таким образом он рассматривает психотронику как восприемницу парапсихологии, с чем вряд ли можно согласиться. Чтобы утвердиться в таком мнении, достаточно прочесть определение парапсихологии, даваемое «Журналом парапсихологии». Парапсихология — это область науки, имеющая дело с изучением пси-коммуникаций, то есть с исследованием тех дистантных связей живого организма с окружающей средой, которые получили название экстрасенсомоторных (поскольку они проявляются помимо органов чувств и мускульных усилий). Понятие пси включает в себя экстрасенсорную перцепцию (ЭСП), то есть внечувственное восприятие, и психокинез (ПК), под которым понимается воздействие на предметы и ход физических процессов без приложения мускульных усилий или использования технических средств. Пси-явления определяются как события, произошедшие благодаря включению фактора пси.

В целом же следует сказать, что принципиальной разницы между предметами исследования парапсихологии и психотроники нет, разница выступает лишь при сравнении методов, средств и целей исследования. Психотронике свойственно стремление преимущественно к техническим и технологическим подходам и решениям, к разработке технических аналогов изучаемых феноменов, например, психотронных генераторов, и, следовательно, концентрация больших усилий на работах прикладного характера. Так, Рейдак указывал, что три четверти материалов, доложенных на первой конференции по психотронике в 1973 году, носили научно-технический характер; 180 из 250 участников объединила секция «психотроника и физика» (одна из шести); две трети членов Ассоциации психотроники составляют физики и инженеры; три четверти занимающихся психотроникой в ЧССР — инженеры, физики, кибернетики и биокибернетики. В отличие от психотроники, в парапсихологии «правят бал» преимущественно психологи, биологи, физиологи, медики. Эти соотношения сохраняются и до настоящего времени.

Если же говорить о биоэнергоинформатике, то она также исследует те же «непонятные» биофизические явления, которые не получают удовлетворительного объяснения в рамках современной научной картины мира. Эти необъяснённые явления происходят как частный случай в обширном пласту событий, обозначаемых как слабые или тонкие экологические связи. Материальной основой этих связей являются те же самые дистантные энергоинформационные связи и взаимодействия, которые изучаются и психотроникой, и парапсихологией. В парапсихологии в качестве своего рода аналога понятия «тонкие экологические связи» выступает понятие «пси».

Мы столь подробно останавливаемся на соотношении психотроники, парапсихологии и биоэнергоинформатики, чтобы пояснить и происхождение названия нашей книги, и то обстоятельство, что в главах, имеющих дело с освещением положения дел в этой области главным образом в США, термин психотроиика почти не употребляется. Исторически в США был принят термин парапсихология, слово психотроника там не привилось, хотя и получило известное распространение с начала 80-х годов.

Мы хотели бы особо подчеркнуть, что книга «Психотронная война: от мифов — к реалиям» написана с опорой на собственный многолетний опыт исследовательской работы в области биоэнергоинформатики и к тому же на строго документальной основе (было использовано свыше 400 первоисточников)5. Мы опирались на материалы, в большинстве случаев либо совершенно неизвестные читателю, либо надёжно забытые им, хотя подавляющее большинство первоисточников было опубликовано или в нашей стране, или за рубежом. Особый упор был сделан на исследовании послевоенного периода, отягощённого событиями холодной войны. Естественно, что в тех условиях отношение противоборствовавших сторон к военно-прикладным аспектам психотроники было достаточно определённым. Описывая это отношение и связанные с ним последствия, мы стремились показать и то, к чему могло бы привести психотронное противоборство в случае неожиданного успеха одной из сторон в создании «магического» оружия.

Но успех в создании психотронного оружия в условиях тоталитарного режима может обернуться и психотронным геноцидом в отношении собственного народа. Хотелось бы в этой связи привести ещё одно апокалиптическое вúдение автора книги «Маги, магини». Оно дано как набросок её краткой аннотации. И пусть это вúдение послужит ещё одним сигналом о грозной опасности, связанной с возможным неконтролируемым использованием открытий в области психотроники:

«В 1967 г. в Саратове начинаются исследования в области психотроники. В 1973 г. по необъяснимым причинам заболевает группа подростков и почти вся погибает... Один из этой группы выживает и с 1982-83 гг. становится объектом внимания для испытаний психотронного оружия в рамках глобальной программы, которая предполагает, в частности, изменение социальных и ролевых функций людей. В Москве он узнаёт, что саратовцам бояться, собственно, нечего в смысле возмездия — «эксперимент» охватывает прежде всего «города первого удара», а испытания были частично согласованы с рядом оговорок. Люди, способные понять происходящее, либо замолчали, либо так или иначе включены в «эксперимент».

Сколь же печальна такая картина! И какое счастье, что она существует лишь в воображении автора приведённых выше строк.

В 1988 году голландский психолог и психотерапевт Вим Крамер, выступая на первой в Европе конференции Парапсихологической ассоциации, сказал, что если парапсихология хочет выжить в следующем столетии, ей необходимы «perestroika and glasnost». По нашему мнению, этого сейчас явно недостаточно. Перестройка и гласность уже сделали своё дело. Теперь же требуются открытость исследований и свобода информации в отношении тех возможно тайно ведущихся работ, результаты которых могут быть коварно использованы в психотронной войне. Надо сказать «нет!» всем попыткам засекретить не только результаты подобных работ, но и сам факт их ведения. Следует всячески приветствовать полную их открытость. Надо торопиться. Потому что в противном случае в следующем столетии, возможно, будет трудно выжить не только парапсихологии, но и всему человечеству.

Комментарии:

Эти "горе - ученые  - эксперты и исследователи" мешают  многим людям жить, спать, есть, мыться, молиться, особенно молиться, читать, закупаться в конце недели, разговоры по телефону - это все настоящий террор и вмешательства поддонков до самого примитивного состояния. Как только завтрак  - так звонок по телефону или в дверь. Пакет соседям, а нам звонят. Мы не открываем и телефон не берем. Спать мешают, может от нехватки мелатонина за счет облучения постоянного идет нарушение сна, а возможно программа работает на лишение сна. Через три часа всю ночь беготня в туалет - это все годы, а не один год - днем все нормально с туалетом. Мыться время всегда сдвигают,  подошлют или гостей или телефонный разговор или срочное дело придумают, чтобы только задействовать и овлекать от планов повседневных. Уборка с перерывами по часу, или телефон звонит или визиты или срочные решения дел вываливаются. Закупаться, много времени уходит, всегда на пути подозрительные типы или кто - то стоит на пути или распросы абсурдные и что, конечно, ужасно настораживает и раздражает. Молиться не дают, то кто - то отвлекает, то звонки на которые мы уже не реагируем, то  нет интернета, то еще  что  - нибудь посылают. Молитвы записала сама на свой плейер на случаи вмешательства псиопов и евангелие ищу тогда по книге, книгу приобрела и календарь провославный. Все эту проблему мы решили. А они ведь бесятся да еще как. После молитв и канонов и псалмов все встает на свои места и бесы исчезают. Но на улице иногда бывают нападения, которые заканчиваются для нас положительно а псиопы падают на землю. Уже много раз такое случалось и сразу мысль приходит: "Вот какая сильная защита от врагов и бесов идет сверху". -  "Получи фашист гранату!" Телефонные разговоры постоянно прерываются, связь исчезает, вставляют ужасные звуки, наподобии работы пылесоса или миксера и часто на звонки отвечают постороние люди. А когда спрашиваю почему звонили -  то отвечают родные или друзья - что они мне не звонили. Значит могут делать звонки с телефонов друзей и родных.  Ужас длится годами и на все пакости поддонков мы просто перестали обращать внимание и принимаем с юмором и даже со смехом их сумашествия. Это важно не сердиться на больных существ. Негативные наши эмоции они записывают на свои программы и могут в любое время применить против нас же.

 

 
  Heute waren schon 19 посетителей (572 хитов) hier!  
 
=> Тебе нужна собственная страница в интернете? Тогда нажимай сюда! <=